Воскресенье , Октябрь 21 2018
Домой / Мы шутим / Анекдоты / Над чем смеялись в XVIII веке? Исторические анекдоты.

Над чем смеялись в XVIII веке? Исторические анекдоты.

О нравах XVIII века можно судить по историческим анекдотам, имевшим хождение в то время. Чаще всего это были реальные истории, пересказываемые в форме занимательных рассказов. Для нас они представляют особую ценность как достоверные свидетельства того времени.

Первая духовая музыка в России
Петр I, заметив, какое влияние оказывает хоровая военная музыка на солдат, задумал ввести ее в русских войсках. Но где взять капельмейстеров, инструменты? За неимением оных, царь повелел раздать гвардейцам маленькие органчики, собранные в различных церквях Ливонии. Это и были первые духовые инструменты в русской армии. 

Как вернули императорскую корону
Однажды Петр I отдал в починку императорскую корону и иные драгоценности известному ювелиру Рокентину, жившему в Петербурге. Этот ювелир, как человек набожный, пользовался особым расположением царя. Рокентин жил в доме на Васильевском острове, окруженном лесами, поэтому Петр предложил ему охрану. Но ювелир отказался.
Роскошные украшения смутили некогда добросовестного ювелира. У него созрел план, как спрятать ценные вещи и скрыть воровство. Закопав под порогом собственного дома принесенные драгоценности, он отправился в лес, где привязал себя к дереву, предварительно наставив синяков. У дерева он провел почти сутки, пока его не обнаружили случайные прохожие.
Ювелира привели к царю. Петр не отличался легковерностью, поэтому не поверил в историю Рокентина. Он предложил ювелиру либо сознаться и сказать, куда спрятал вещи, либо подвергнуться допросу. Рокентин выдержал многие пытки. Позвали духовника — пастора, но и тогда ювелир все отрицал. Разозлившись на пастора, император повелел привезти из Риги суперинтенданта лютеранской церкви Брюнинга, который был известен умением убеждать. Брюнинг задавал Рокетину множество вопросов, но тот стоял на своем. Наконец суперинтендант неожиданно заявил: «Ты зарыл украденное под порогом дома». Рокетин, думая, что тому все известно, перестал отпираться. Драгоценности вернули, а ювелира отправили в ссылку.

Почему Петр I покинул Кенигсберг
Находясь в Кенигсберге в 1697 году, Петр из окна гостиницы наблюдал за ветеранами, стоявшими в карауле. Вызвав своего гвардейца, он приказал затеять ссору с одним из караульных. Гвардеец исполнил прихоть царя, сбив с ног одного из ветеранов, за что был щедро награжден. Через несколько дней Петр узнал, что Магистрат начал расследование инцидента. Царь счел за благо сократить свой визит в Кенигсберг.

За что Гейне сослали в Сибирь
Польский генерал Гейне, находясь в Петербурге, выиграл у Меньшикова 4000 червонцев. Алчный Меньшиков наговорил ему дерзостей, на что Гейне заметил, что он такой же дворянин и вправе требовать удовлетворения. Любимец императора Меньшиков тут же отправился к Петру с жалобой на поляка. Что он наговорил ему, осталось тайной, но рассерженный Петр сослал прямодушного генерала в Сибирь.

Поощрения шутов
Ленту «Золотой шпоры» Петр учредил для своих шутов, коих у него было свыше шестидесяти. Ленту должны были носить в петлице третьей пуговицы, предварительно заплатив за нее 60 рублей. Однажды Петр в дворцовой зале устроил галерею портретов шутов. Он вывесил ровно 99 работ, оставив пустым почетное 100-е место. Среди шутов попадались и портреты знатных вельмож, наряженных в шутовские костюмы. Петр любил давать своим шутам веселые титулы и звания, иногда сопровождая это целым спектаклем. Так выбрали Царя Самоедов. Самоедами называли тогда кочевых ненцев. Самоеды были язычниками и поклонялись идолам, питались сырым мясом, пили кровь, за что при дворе их называли «дикарями». «Коронацию» отмечали с размахом. Двадцать четыре самоеда прибыли с целым стадом оленей присягнуть своему «царю». Чести возглавить северный народ удостоился шут по фамилии Вимени — француз по происхождению, многие годы проведший в Бастилии, с приступами безумия и совершеннейшим незнанием русского языка. Сохранилось письмо монарха с приказом: 

«Самоедского князя, который к вам из Воронежа прислан, вели учить по-руски говорить, также и грамоте по-славянски».

В. Якоби (1834−1902 гг.), «Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны», Ян Лакоста сидит с бичом

Вимени обучился довольно быстро. Царь поселил прибывших самоедов на острове, рядом с Петербургом, где жил Вимени. Здесь и произошла стычка с настоящим вождем самоедов. Вождь напал на людей, приехавших осматривать остров, изгрыз им уши и лица, а затем вырвал кусок мяса из собственной руки. Кортеж самоедов с Вимени во главе принимал участие в триумфальном шествии 19 декабря 1709 года по случаю победы над шведами в Полтавской баталии.
В 1718 году новым и последним королем самоедов был назначен Петр Дорофеевич (Ян Лакоста). Ян Лакоста, известный забавник Петра, вошел в историю искрометными шутками и богатой эрудицией. Он говорил на испанском, итальянском, французском, немецком, голландском и португальском языках. Был сведущ в вопросах религии: цитировал наизусть целые главы из Священного Писания и вел с монархом бесконечные богословские дебаты.

Множество анекдотов ходили о Петре Дорофеевиче…

Лакоста пускается в морское путешествие. Один из провожающих спрашивает его, как не страшно садиться на корабль, ведь все его предки умерли в море. На что Лакоста ответил, что еще большее количество людей умерло в своих постелях, но ведь мы каждую ночь ложимся в нее.
Кто-то из придворных спросил, почему он разыгрывает из себя дурака? Лакоста ответил, что он — из недостатка денег, а спрашивающий — из недостатка ума. Царь пожаловал Лакосте острова Соммерс и Зецкер в Финском заливе. Со всеми «замками, дистриктами и поселениями» и с правом «собирать и употреблять по своему самовластному расположению» все доходы. На самом деле это были крошечные острова из камня без единой постройки. Когда после смерти Петра Лакоста хотел закрепить свое право на них, оказалось, что вместо печати монарх приложил к указу… рубль!

Шутка Лестока и Жонсона

Абрам Петрович Ганнибал

Прадед А. С. Пушкина, Абрам Петрович Ганнибал, пользовался особым расположением Петра I. Известно, что долгое время он получал прощение монарха за шутку хирурга Лестока и камергера Жонсона. Как-то Петр вместе с Екатериной отправился морем из Петербурга в Ревель. Плывшие с ними Лесток и Жонсон заметили спавшего на палубе царского шута Тюринова. Решив сыграть с ним шутку, они присмолили окладистую бороду шута к груди. Проснувшись, Тюринов завопил на весь корабль и разбудил царя. Тот, подхватив канат, выскочил на палубу. К этому времени участники сцены попрятались, а Петру попался на глаза несчастный Ганнибал. В горячках Петр отхлестал Абрама Петровича.
За обедом проказники не могли сдержать смех, посматривая на Ганнибала. Когда монарх узнал причину веселья, то и сам рассмеялся, заверив, что отныне будет прощать провинности секретаря, чем Ганнибал многократно пользовался.

Петр I и урок экономии
Император справедливо полагал, что устойчивость государства зависит от экономической состоятельности подданных. Его расстраивала чрезмерная расточительность. Пригласив одного из князей, он спросил, каковы ежегодные расходы семейства. Князь, не привыкший считать, смутился и просил послать за своим управляющим. Петра возмутило такое небрежение к собственным средствам. Он на листке стал подсчитывать его расходы. Одежда, люди, лошади — все это выливалось в крупную сумму. Затем монарх сел за подсчет доходов князя. Оказалось, что расходы вдвое превышают доходы. В гневе Петр долго таскал транжиру за волосы и бил палкой, приговаривая:

«Издержки никогда не должны превышать получения. Всякий, живущий за чужой счет есть плут, одинаково подлежащий наказанию, как и вор, крадущий у меня».

После этого он вышвырнул провинившегося вон с наказом так же проверить управляющего. Случай этот вызвал большую панику во многих домах.

Петр I и зубы

А. Кившенко, «Пётр за рулём парусного ботика на Яузе реке»

Известно, что Петра привлекало все новое. Во время одного из путешествий царь увидел, как фокусник удаляет зубы с помощью ложки и шпаги. Это заинтересовало Петра, и он решил обучиться мастерству. Горе тем, кто позже жаловался императору на зубную боль! Петру донесли, что некий офицер Матвей Олсуфьев не выполнил царского приказа. Разгневанный монарх повелел тут же его доставить. У Олсуфьева в это время болели зубы, и он, извинившись перед государем, не прибыл во дворец. Петр повторно послал за ним, приказав явиться в любом виде. Во дворце он усадил провинившегося офицера на пол, нашел гнилой зуб, но в назидание вырвал здоровый рядом. При этом рвал с особой жестокостью. Когда зуб, наконец, обломился, Петр отпустил Олсуфьева, посчитав, что достаточно наказал его. Этим примером воспользовался и один из провинившихся дворян. Когда предстал пред царские очи для расправы, он держал платок у лица, жалуясь на невозможную зубную боль. Монарх сменил гнев на сострадание и вырвал указанный «больной» зуб, хоть и с показной суровостью. Выслушав благодарности, простил и отпустил с миром.

Неисполненный приказ и шутовской колпак
Капитану Ушакову смертный приговор заменили пожизненным служением в шутах. Амнистию обеспечили обстоятельства преступления, которые Петр счел забавными. Капитана Ушакова послали с важными бумагами из Смоленска в Киев. Генерал, пославший его, наказал, чтобы бумаги были доставлены как можно скорей. Капитан спешил, но когда прибыл в Киев, оказалось, что городские ворота заперты. Часовой просил подождать, пока от губернатора не пришлют ключи. Разгневанный капитан кричал и угрожал гневом пославшего генерала, а потом развернулся и ускакал обратно в Смоленск. Выслушав жалобу посланника, генерал арестовал Ушакова и передал военному суду, а суд приговорил несдержанного капитана к смертной казни. Петр, ознакомившись с приговором, велел заменить казнь на шутовской колпак, который Ушаков носил до самой своей смерти. Однако в услужении ему удалось сколотить приличный капитал. Однажды на приказ императора сопровождать его он написал следующее письмо:

«Благодарю Ваше Величество за все оказанные мне милости, но боюсь, что моим рассказам о них не поверят без каких-нибудь доказательств. Полагаю, что наглядным подтверждением для сомневающихся была бы лучшая лошадь из вашей конюшни».

Прочитав это послание, Петр рассмеялся и подарил Ушакову лучшую лошадь.

Смерть Лефорта

А. Бенуа, «В Немецкой слободе. Отъезд царя Петра I из дома Лефорта», 1909 г.

В последние минуты жизни Лефорта генералы, высшие чины, в том числе и его соперники, заполнили зал, где лежал умирающий. Они рыдали, чем страшно беспокоили больного. Тогда Лефорт приказал привести побольше музыкантов, особенно трубачей и литаврщиков. Под громкую музыку он и испустил дух.

Взятки и «горящие» якоря
В присутственных местах царило взяточничество. Векселя, иные денежные документы сохранялись до тех пор, пока заимодавцы не поручались выделить часть суммы в пользу чиновников. Взятки были обыденным явлением. Если шли с жалобами, то документы просто уничтожались с помощью пожара. Причина пожара 1773 года, уничтожившего значительную часть Москвы — в желании сжечь бумаги, находящиеся в судопроизводстве.
Чиновники Адмиралтейства, погрязшие в долгах, прибегли к известному способу. Когда гвардейский полк и народ прибыли на тушение пожара, здание Адмиралтейства оказалось запертым. Часть документов чиновники побросали в воду. Но особо усердствовали, «спасая» от огня якоря. Узнав про это, Екатерина рассмеялась и сказала, что теперь их долги заплачены.

 

Елена Гвозденко

Поделиться в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *