Четверг , Апрель 19 2018
Домой / Географии фамилии / Маршруты, расселение / Иммиграция в средневековую Россию

Иммиграция в средневековую Россию

Россия во многие века была весьма притягательной страной для переселенцев из разных стран. Наличие огромного количества свободных земель, возможность сделать карьеру благодаря особенностям сословного строя России, религиозная терпимость — все это делало Россию страной больших надежд для очень многих иностранцев. Пётр I «прорубил окно в Европу». Но и в допетровские времена в России жило немало иностранцев. Одни искали признания на государевой службе, другие торговали, третьи спасались от войн и преследований. Московское царство традиционно «держало дистанцию» в международных отношениях, но охотно принимало иммигрантов.

 

Иноземные жители Киевской Руси

Иностранцы переселялись в нашу страну  издавна. Не касаясь древних викингов, вспомним, что сразу после Крещения Руси в страну стали прибывать византийцы (не только византийские греки, но и южные славяне, и уроженцы Ближнего Востока). Священнослужители, иконописцы, врачи, квалифицированные ремесленники из Византии были, как можно судить по упоминаниям в летописях, достаточно многочисленными в древнерусских городах. Византийцы были единоверцами русских, и поэтому быстро ассимилировались. Прибывали на Русь армяне, причем в ряде городов возникли достаточно большие армянские общины. Так, в летописном рассказе о «безмездном враче» Агапите говорится об интригах против него армянского врача, лечившего Владимира Мономаха, а также многочисленных армянах в Киеве.

На Руси в качестве наемников проживали X-XI веках скандинавы, которых традиционно называли словом «варяги». Поскольку на Руси еще долго существовала кровная месть, узаконенная в «Русской Правде», то именно варягов использовали для «грязной» работы в виде наемных убийц. Впрочем, по мере появления государственности в Скандинавии в середине XI века, приток искателей приключений из этих земель прекратился.

Также на Русь переселялись целыми племенами отдельные кочевые народы степи, создавшие племенной союз «черных клобуков», расселенных на рубеже, который должны были оборонять, напоминая федератов древнего Рима.

Но на Русь приезжали, в основном, правда, на время, с торговыми целями, также и из католических стран Европы. Некоторые западноевропейцы оставались на Руси навсегда, принимая православие.

Антоний Римлянин

Так, некий Антоний Римлянин (1067-1147) основал в Новгороде Антониев монастырь, один из самых значительных на Русском Севере. Впрочем, некоторые иноземцы вполне могли на Руси открыто исповедовать свою веру. Так, в Киеве в 1228 году существовала католическая церковь ордена доминиканцев. Так же католические церкви были в Новгороде, в Смоленске (упомянута в договоре 1229 году). Во время осады Смоленска монголо-татарами Меркурий Смоленский, родом из Моравии, доблестно сражался с неприятелем, перебив множество врагов, в том числе и некоего «исполина» (вражеского богатыря высокого рода). Меркурий, павший в бою, был причислен Православной церковью к лику святых.

Галицкий князь Даниил даже проводил настоящую политику привлечения иммигрантов в свои владения. Желая населить только что основанный им город Холм, Даниил, по словам Ипатьевской летописи «…начал призывать прихожих Немцев и Русь, иноязычников и Ляхов; шли день и в день, и «уноты» и мастера всякие бежали из татар, седельники, и лучники, и тулники, и кузнецы железу и меди и сребру».

В общем, выходцы из самых разных земель были хорошо известны Киевской Руси. Благочестивые авторы Печерского Патерика с умилением описывали, как монахи Киево-Печерской Лавры вели богословские споры с «латинянами» (католиками), армянами и иудеями.

 

Кто иммигрировал в Россию через железный занавес средних веков

В эпоху ордынского ига на Русь бежали, спасаясь от Батыя, волжские булгары. В период возвышения Москвы XIV-XV веков на русских землях не вели статистику прибывающих иностранцев, но их приток был немалым. В основном в поднимающуюся страну устремлялись татары, составившие вскоре половину русской аристократии. После упадка и падения Византии на Русь прибывали многие уроженцы земель прежней Византии. Среди них особенно прославился приехавший в Москву в 1517 году Михаил Триволис (1470-1556), известный как Максим Грек, причисленный к лику святых. Прибывали также и «фряги» — западноевропейцы, в основном итальянцы. Именно «фряги» Аристотель Фиораванти, Алевиз Новый, и ряд других построили комплекс Московского Кремля, а также ряд храмов и фортификационных сооружений. Стараясь не допустить излишних контактов москвичей с иноверными «фрягами», власти поселили их в отдельных слободах. Так возникли существующие и в наши дни города Фрязино, Фрязево, деревня Фряново в Подмосковье.

В XVI веке власти России понимали, что страна за века татарского ига сильно отстала от европейских стран. Дабы наверстать упущенное, царь Иван Грозный пытался уже не просто привлекать в Россию отдельных специалистов, но и начал масштабную вербовку зарубежных специалистов самых разных специализаций. Агент царя Ганс Шлитте в 1548 году сумел завербовать в Германии сразу 300 человек, среди которых, помимо ремесленников, было 4 теолога, 4 медика, 2 юриста, 4 аптекаря, 5 толмачей. Однако соседи России прекрасно понимали, что столь значительный приток квалифицированных кадров сразу усилит нашу страну, и поэтому возвели вокруг России плотный железный занавес. Это было сделать тем легче, что Россия не имела выхода к морю, и все пути из Западной Европы в Россию шли через земли Ливонского Ордена. Ливонцы прекрасно понимали, что усиление России вызовет стремление ее утвердится на берегах Балтийского моря, что будет означать ликвидацию Ордена. Поэтому преодолеть этот железный занавес спутникам Шлитте не удалось, все они были брошены в Ливонии в тюрьму. Один из завербованных Шлитте ремесленник по фамилии Ганц пытался самостоятельно дойти до русского рубежа, но почти на самой границе был схвачен ливонцами и казнен. Судьба Шлитте и его людей стали одним из главных поводов к Ливонской войне 1558-1583 гг.

Разумеется, отдельные иностранцы из Западной Европы, которых обычно называли «немцами», независимо от того, из какой страны они прибыли, в Московском царстве присутствовали постоянно. Иноземец Бомелий был личным медиком Ивана Грозного, Генрих Штаден служил в опричниках. Иван Грозный пытался создать на Балтике флот, причем, в отличие от Петра I, который имел судоверфи и подготовленных моряков еще до войны за море, Грозный нанял датского корсара Кристиана Роде, который в 1570 году активно действовал на морских путях, базируясь на порты Дании. Однако на эскадре Роде не было ни одного русского.

Смута начала XVII столетия и несколько десятилетий восстановления на время затормозили иммиграцию из Европы. Впрочем, в Россию в царствование Михаила Федоровича Романова переселились калмыки, которые стали первым российским этносом переселенческого происхождения. Калмыки на особых правах кочевали в пограничных степях, получали государево жалование и обязаны были нести постоянную службу царю и новому Отечеству.

Одновременно большое количество «черкасов» (малороссов) активно заселяли часть Дикого Поля, ставшую Слободской Украиной. Продолжали переселяться «старые знакомые» из земель прежней Византии. В русскую аристократию влились роды Ховриных (Комниных), Траханиотовых (Тарханиот), происходившие из византийской аристократии. Греки братья Лихуды в конце XVII века руководили Славяно-Греко-Латинской Академией. Высшие церковные должности по-прежнему занимали многочисленные греки.

Армяне также продолжали прибывать в хорошо знакомые им русские земли. Уже в начале XV века в Москве существовала большая армянская община. При Иване Грозном армяне были поселены в Белом городе Москвы и пользовались налоговыми льготами. Милости царя, вероятно, была обусловлена не только деловыми качествами армян, но и их лояльности России. Так, при осаде Казани русскими войсками проживавшие в этом городе армяне отказались сражаться против русских единоверцев, за что многие из них были замучены татарами. В следующем веке армяне в России имели многие привилегии. Так, в 1667 году армянским купцам даровались права свободной торговли на водном пути от Астрахани до Архангельска.

Не удивительно, что в XVII веке происходила большая иммиграция армян из стран Ближнего Востока. Особенно много осело их в Астрахани, где были свои храмы, школы, суд, гостиницы. В московском Китай-городе действовала армянская церковь, а всего прихожан армяно-григорианской церкви в столице прожило 2 тысячи человек. Именно армяне в основном вели торговлю России с Востоком по Волге. Шелк, ткани, красители, благородные металлы, драгоценные камни — все это везли в Россию в основном армянские купцы. В XVIII веке в Астрахани возникла всероссийская епархия армяно-григорианской церкви.  Немало было в Астрахани и грузин. Два грузинских царя — Вахтанг VI и Теймураз II были похоронены в Успенском соборе Астрахани.

Там же, в Астрахани, постоянно проживала большая община персидских и индийских купцов. В 1649 году в Астрахани возник особый Индийский двор — обнесенный стеной квартал, где были лавки и жилые помещения индийских купцов, и даже храм бога Вишну. Индийцы в восточной торговле России занимали второе место после армян. Среди астраханских индийцев были крупные предприниматели, ведущие дела на тысячи рублей. В XVIII веке, по мере распада Ирана и начала захвата Индии англичанами персидская и индийская община в Астрахани стала постепенно сливаться с местным населением. Многие индийцы женились на местных татарках. Потомков от этих браков называли агрыжанами (вероятно, от тюркского — оглы», то есть сын). Только в 1840 годах российские власти конфисковали как вымороченное последнее имущество индийской компании в Астрахани.

В Европе и Малой Азии в XVI—XVII вв. непрерывно бушевали войны. Разные по масштабам и продолжительности, все они решали проблемы высшей знати, но разоряли мелких дворян. Оставшиеся без земли подданные европейских стран сформировали костяк иммигрантов Средневековья.  Его дополнили разорённые войнами османские тимариоты, оказавшиеся не у дел наёмники и вынужденные спасаться от преследований на родине по религиозным мотивам католики, униаты, мусульмане и протестанты.

С 30-х гг. XVII века Москва вновь стала привлекать специалистов из Западной Европы. «Железный занавес» немного ослабел из-за разногласий в Европе, где разразилась Тридцатилетняя война. Поскольку соседи и главные соперники России — Польша и Швеция воевали друг с другом, стало возможным, поддержав шведов, а также единоверные им протестантские государства, получить некоторый доступ к западным специалистам. Большинство иноземцев были военными, которые помогали создавать т.н. «полки иноземного строя». Но специалисты других областей также были нужны Москве. Голландец Андрей Виниус в 1632 году в Туле построил первые металлургические и оружейные заводы. Шотландец Христофор Галовей (по-английски его имя было Christopher Galloway) в 1625 году руководил установкой Кремлевских курантов. Все аптекари и большинство лекарей в России XVII века были «немцами». В 1643 году в Москве проживало 400 семей немцев (без учета принявших православие). К концу столетия их было уже так много, что они заселяли знаменитую Немецкую Слободу Кукуй в Москве. Это был настоящий немецкий городок с двумя лютеранскими кирхами и католическим костелом. Впрочем, «немцы» встречались по всей России. Путешественник из Германии Олеарий в Астрахани встретил православного монаха, родом австрийца, разводившего виноград. В Якутске первым русским воеводой в 1649-52 гг. был Дмитрий Францбеков из балтийских немцев.

Русские смотрели на иностранцев с любопытством и опаской. Иноземцы разбирались в науках, которые тогда еще были малодоступными для русских. Но иноземцы были еретиками, и поэтому с ними старались без нужды не общаться. Власти требовали от иноземцев, что бы они жили только вместе с другими иноземцами. Но естественная ассимиляция все равно происходило. Во втором поколении иноземцы уже становились вполне русскими. Многие иноземцы переходили в православие, тем более, что это приветствовалось царем и церковью. При царе Алексее Михайловиче выплачивали специальное жалование «за крещение» для желавших принять православие иностранцев. Так, поручик получал за крещение сначала 25 рублей, затем 20 и 15 рублей (большие деньги по тем временам). Иноземные офицеры более высокого чина получали еще больше. Так, крестившийся вместе с женой, сыном и двумя дочерями в 1649 году подполковник Эткин получил 60 рублей, жена — 30, дети — по 10 рублей. Также способствовали ассимиляции смешанные браки, а учитывая, что большинство приехавших в Россию были мужчины, русская жена, дети и многочисленные русские свойственники быстро способствовали обрусению служилых иноземцев.

Сыновья этих «немцев» уже ничем не отличались по своему быту от русских. Так, Афанасий фон Визин (Фонвизин), предок знаменитого драматурга, имел придворный чин стольника и был воеводой в Самаре.

Георг Лермонт (около 1596 г. — 1634 г.)

Шотландский наемник Георг (Джордж) Лермонт в 1613 году сражался в рядах польского войска, вторгшегося в Россию, но перешел на сторону русских и за ратные подвиги на русской службе был пожалован царем Михаилом Федоровичем Романовым вотчинами под Костромой. Потомки Лермонта быстро обрусели, перешли в православие и стали чисто русскими по духу людьми. Великий русский поэт Михаил Юрьевич был потомком Георга Лермонта в 8 колене.

Посетивший Москву в правление царевны Софьи некий Шлейзинг отмечал, что в России есть «старые немцы», давно прибывшие и даже родившиеся в России и почти ничего немецкого не сохранившие, и «новые немцы», то есть иммигранты в современном смысле слова. Среди «старых немцев» были ревностные защитники русской старины, так что не стоит удивляться наличию среди противников петровских реформ стрелецкого командира Ивана Циклера, руководителя одного их заговоров против царя.

«Дом пришельца — на краю аула», — гласит восточная пословица. Но в средние века большинство иммигрантов оседало в Москве. Власти расселяли их по признаку прежнего подданства. Европейцы жили в Немецких слободах, прибывшие из Речи Посполитой — в Старопольской и Панской, бывшие османы — в Греческой слободе.

 

Чем занимались иммигранты в России

 Самая многочисленная группа иммигрантов объединяла выходцев из Западной Европы. Французы и голландцы, шведы и датчане, ирландцы и англичане — как для простолюдинов, так и для наделённых властью государственных чиновников все они были «немцами».
Среди них нашлось немало умелых оружейников и инженеров, искусных ювелиров и врачей. Но главным занятием немцев была военная служба.

Лесли - русский генерал шотландского происхождения
Александр Ульянович Лесли — русский генерал шотландского происхождения, смоленский воевода

Служивые иммигранты подчинялись Иноземному приказу. Из них формировались однородные в этническом отношении подразделения. Известна «греческая» рота, где служили выходцы из Османской империи, и «шотландская», собравшая бесшабашных наёмников-европейцев.
Чиновники не навязывали иностранцам русских уставов и приёмов ведения боя. Иммигранты воевали так, как умели, подчиняясь командирам из своей среды, через которых общались с начальством и властями.
Польские, литовские, белорусские и украинские шляхтичи служили в полках «нового строя» и даже в дворянском ополчении. Двери в привилегированное сословие им открывал переход в православие.

 

Вероисповедание иммигрантов

Все желающие остаться в России иммигранты должны были принять православие.  Всем без исключения иноверцам под страхом смерти запрещалось проповедовать.
На деле общие для всех правила исполнялись избирательно. В любом случае можно было найти решение, устраивавшее как прибывающих, так и принимающую сторону.  Принятие же православия означало полное уравнивание в правах и открывало для иностранцев возможности быстрой карьеры.
Хотя всех мусульман-османов российские чиновники огульно называли «турченя», этнических турок среди них было немного. Большинство новоприбывших составляли мусульмане «первого поколения», вынужденно принявшие ислам представители покорённых Османской империей народов. Их вера не была твёрдой, переход в православие не был трудным решением.
Никто не принуждал принимать православие западных христиан, чьи страны были далеко от России. Протестантам даже разрешили строить собственные храмы. Если кто-то из них менял веру, то не по необходимости, а по убеждениям. Иногда — преследуя корыстные интересы, стремясь сблизиться с высшим светом.
Напротив, для «поляков» и «литвинов» переход в православие был обязательным. Считалось, что это удержит подданных ближайших к России стран от возвращения на родину.

 

Общие итоги иммиграции (до 1914 года)

Известно, что в XVIII веке в Российскую империю переселилось более 100 тысяч иностранных колонистов. В XIX веке прибыли, по меньшей мере, еще 2 900 тысяч переселенцев. И за 1900-1914 года в Россию прибывали по 100 тысяч иммигрантов в год, всего за эти годы — 1 млн. 250 тысяч человек! В целом за 1762-1913 года общее количество прибывших в Россию на постоянное местожительство составило, по далеко не совершенным и точным подсчетам, 4,2 миллиона человек. Эта цифра лишь немного уступала количеству эмигрантов, выехавших из России за рубеж.

Поделиться в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *